Итоги образовательной программы фонда «Антон тут рядом» для психиатров и неврологов

Владислав Ларичев, Волосово

Как вы видите ситуацию с диагностикой РАС в вашем районе, городе, области?

В Волосовском психиатрическом кабинете участковым детским психиатром я работаю уже 10 лет. Детско-подростковое население в среднем около 9 тысяч человек. В 2020 году я принимал 23 пациента с РАС: 11 человек с РДА и 12 человек с синдромом Аспергера. Показатель на 10 тысяч детского населения – 25,5. Такой показатель был в США в 1996 году. Девочек трое, мальчиков – 20. Впервые установил диагноз РАС шести детям, одному в 8 лет и пяти в 3 года, все мальчики. За последние четыре года впервые выявляю в среднем по 4 человека в год. Инвалидность из 23 человек установлена 11, многим не по диагнозу «аутизм».

По сравнению с количеством пациентов с другими диагнозами, РАС вроде бы немного, но проблем с предоставлением им адекватной помощи очень много. РАС очень сложен для понимания родителями, воспитателями, педагогами, врачами. Никто не может понять, что происходит с ребёнком, что же им делать, как помогать, поэтому из садиков отчисляют, из школы высаживают на «домашнее» обучение. Родители тяжело переживают, что не могут помочь своему ребёнку. МСЭ требует подтверждение диагноза РАС «комиссией из областного ПНД», где работают совсем «выдающиеся» психиатры, которые следуют установкам профессора Макарова И.В. из НИИ им. В.М. Бехтерева, что «аутизма в России нет, а есть только его гипердиагностика». Устанавливают, если устанавливают, любой другой диагноз, только не аутизм. Часто просто отправляют ребёнка на «стационарное обследование в НИИ им. В.М. Бехтерева» или «куда-нибудь»: к неврологам, на КТ, на МРТ.

из садиков отчисляют, из школы высаживают на «домашнее» обучение

Адекватной помощи дети с РАС в Волосовском районе получить не могут. Работники коррекционного детского сада в Волосово постоянно встречаются с 3–4 аутистами, но эффективно им помочь не могут. Хорошо хоть, что стали более терпимо к ним относиться. В других детских садах детей с РАС сразу же отправляют домой. В коррекционной школе такие дети обучаются на дому или совсем не обучаются.

Адекватной помощи дети с РАС в Волосовском районе получить не могут

Я сам и адекватные родители разыскиваем в интернете разные сообщества, где могут оказать помощь семьям детей с аутизмом, но их пока недостаточно. В рамках госпрограммы по развитию ранней помощи в Ленобласти открыли консультационный центр для семей аутистов, но пока практической пользы от него нет.

Что вас вдохновляет на работу с людьми с РАС?

Я работаю в практической психиатрии более тридцати лет. Считаю, что видел в ней всё. Работаю уже больше на автопилоте, всё в психиатрии понятно и всё скучно. А вот с аутистами «ничего не понятно», поэтому очень интересно разобраться с этой проблемой и научиться помогать этим людям.

Я работаю в практической психиатрии более тридцати лет

Есть ли у вас какая-то мечта или цель в этой области, хотите ли вы что-нибудь изменить или реализовать?

Какой-то глобальной «мечты» в области аутизма у меня нет. Просто мне интересно узнать и понять что-то новое в людях: аутисты – очень богатый по содержанию человеческий кластер. Например, книга Ирис Юханссон «Особое детство» помогла мне подрасти в личностном и профессиональном плане, а это уже для меня много значит.