Итоги образовательной программы фонда «Антон тут рядом» для психиатров и неврологов

Александр Белов, Москва

Как вы видите ситуацию с диагностикой РАС в вашем районе, городе, области?

В Москве идет гиподиагностика, РАС часто маскируется за другими заболеваниями. Это я вижу при поступлении к нам в центр детей. Также нет четкого маршрута детей с РАС (диагностика, лечение, абилитационные мероприятия, образование). В школах адаптивная программа и подготовка учителей не отвечают требованиям работы с детьми с РАС. 

С какими трудностями вы сталкиваетесь в регулярной практике?

Нет достаточно подготовленных специалистов среди медицинских и педагогических работников. Нет дифференцированного подхода к детям в нашем центре. Нет программ образования и подготовки сотрудников для работы с РАС.  Дорогая помощь, которую не все родители могут себе позволить.

Что вас вдохновляет на работу с людьми с РАС?

Есть возможность изменить судьбу этих людей. Дети с РАС часто ошибочно диагностируются как «умственная отсталость» и, соответственно, не имеют адекватной помощи. Часто люди с аутизмом заканчивают жизнь в ПНИ, хотя многие из них могли бы жить в обществе. Вдохновляет, что есть возможность изменить судьбу этих людей.

Есть ли у вас какая-то мечта или цель в этой области, хотите ли вы что-нибудь изменить или реализовать?

Да, я работаю в специализированном детском доме для детей с тяжелыми психоневрологическими заболеваниями. Обычно к нам определяют детей, которые якобы не смогут по состоянию здоровья жить в обществе, когда они вырастут, жизнь их закончится в ПНИ.  Особенно тягостно осознавать, что какие-то дети с неправильно выставленным диагнозом тоже окажутся в ПНИ. 

Вдохновляет, что есть возможность изменить судьбу этих людей