Начало карантина

Многие студенты центра «Антон тут рядом» большую часть своей жизни сидели по домам. У некоторых не было ни детского сада, ни школы (да если школа и была, то что после?). Их не брали ни в какие секции, кружки, прогоняли с детских площадок, на них шикали в транспорте, их ругали в магазине. Или – не обращали внимания. Делали вид, что их не существует. Например, когда Илья был маленьким милым малышом его любили все соседи, смешили его, баловали, всегда останавливались перекинуться парой слов с его мамой.

Как только Илья подрос, и стало понятно, что мальчик не такой как все, – он перестал существовать для многих: с ним перестали здороваться, переходили на другую сторону улицы… Бедная мама тщетно пыталась объяснить сыну, что все в порядке, просто дядя Коля смотрел в другую сторону, а у тети Тани испортилось зрение. Таких случаев очень-очень много.

В «Антон тут рядом» жизнь была совсем другая. Нельзя сказать, что всегда безоблачная и легкая жизнь, но – жизнь! Обучение, работа в мастерских, занятия – да. Но главными были не эти безусловно полезные и необходимые вещи; главным были отношения. Жизнь с людьми. Среди людей. Теплообмен. Обмен смыслами.

Теперь студенты уже неделю на карантине. И никак нельзя допустить, чтобы они вспомнили свой опыт отверженности, снова почувствовали себя лишними, закрылись.
Мы составили график: кто, когда к кому едет; а если не едет – у кого, когда и с кем скайп.

В пятницу Света и Настя были у Оли Н.
Вот что об этом пишет Настя:
«Когда мы поднимались по лестнице было слышно, как Оля кричит сверху:
— Это вы? Вы поднимаетесь? Поднимаетесь?
Это было так неожиданно, потому что я сопровождала Олю в центре, и такой её радости, пожалуй, не припомню. Мама сказала, что Оля очень скучала.
Оля сразу сказала, что хочет гулять, показала дорогу до сада Василеостровец. На улице улыбалась, гладила нас, отвечала на вопросы (коротко, но отвечала).


Дома грелись чаем (Оля сама поставила чайник), рубились в лото (беспрекословно следуя всё правилам). Затем Оля захотела показать, как они с мамой играют в кегли. Потом угощались орехами.
В Центре Оля больше всего любит работать с глиной: лепить тарелки или что-нибудь в свободном стиле (чаще всего животных – кошек, собак). На музыкальных занятиях всегда выбирает ксилофон».

Очень надеемся, что карантин не продлится долго, и Оля и другие наши студенты вернутся в центр, и заживем мы как раньше.